Местообитания и образ жизни.

Сайгаки предпочитают сухие степи и полупустыни. Твердый субстрат и равнинность полупустынь с их каменистыми и глинистыми почвами и низкорослая растительность — все это дает простор быстроногим копытным. На равнинах издали заметен и враг сайгаков — волк или человек с ружьем. Как и большинство копытных открытых ландшафтов, сайгаки активны преимущественно в светлую часть суток, однако они находятся в движении и в ночные часы. В суточном ритме у большинства особей в весенне-летнее время наблюдаются два периода повышенной активности: утренний (с 4 до 9 –10 часов утра) и вечерне-ночной (с 16 –17 до 0 –1 часа ночи). В зимний период более половины светлой части суток сайгак затрачивает на пастьбу, которая в условиях снежного покрова складывается из тебеневки (разгребания снега копытами для добывания пищи) и собственно поедания корма. Значительная часть времени тратится на переходы в поисках лучших мест кормежки.
Характерная черта этих животных — кочевой образ жизни. Сайгаки постоянно в пути. Кто однажды видел огромное стадо сайгаков в степях, тот никогда не забудет этого зрелища. Вот спускается с пригорка живой желто-сероватый «поток» и в своем стремлении вперед заполняет долину, переплывает водоемы. Быстрые ноги спасают от непогоды, бескормицы, хищников, браконьеров. В день стадо сайгаков не торопясь может преодолеть расстояние в 30 – 40 км.
Миграции тысячных стад сайгаков — удивительный природный феномен. Осенью, с наступлением зимы и особенно с выпадением снега они постепенно перемещаются из степей на юг, где снега нет или, по крайней мере, значительно меньше. Летом, когда на юге травы выгорают и пересыхают водоемы, сайгаки двигаются на север. В мигрирующих стадах могут собираться тысячи, десятки тысяч животных, двигающихся сплошным потоком. В таких скоплениях они могут стать легкой добычей браконьеров, но есть другая опасность. Негативным образом сказывается на копытных нарушение миграционных путей, произошедшее в 1970 – 80-е годы из-за планомерного наступления человека на засушливые зоны: строительство сотен и тысяч километров оросительных каналов, распашка естественных пастбищ, отгораживание полей для охраны возделываемых культур. Все это становится непреодолимым препятствием на древних путях сезонных миграций сайгаков и приводит к серьезным проблемам. Представьте себе, что многотысячное мигрирующее стадо наткнулось на рукотворный глубокий канал. В отличие от реки, где в воду можно постепенно войти и поплыть, у канала берега крутые — как животным преодолеть такую преграду? Или путь преградил нефтепровод — перелезать через трубы? Возникает затор, потом часть стада начинает снова двигаться или пытаться искать обходы, кого-то давят, кто-то рожает, не дойдя до места окота, в заторах животные ослабевают от нехватки кормов, легче распространяются болезни — в общем, невеселая картина.
Что же заставляет сайгаков все время находиться в пути? Стадность выражена у них очень ярко, а это требует частой смены пастбищ: трава может быстро стравливаться, хотя постоянно находящееся в движении животное кормится на ходу, скусывая одно из сотен растений, мимо которых проходит. Стадо сайгаков строго организовано и большую часть года смешанное (самцы, самки, молодые животные). Вожаком стада выступает опытная самка, за которой безоговорочно следует все стадо. От самки-вожака, имеющей врожденную осторожность, зависит судьба и сохранность стада. Кроме короткого периода, связанного с рождением молодняка, у сайгаков нет строгой привязанности к какому-то участку территории. Ни один вид копытных, обитающих в России, даже северный олень, не образует таких колоссальных стад, какие когда-то наблюдались у сайгаков. Порой они насчитывали до 200 тыс. особей. И это несметное количество животных благодаря кочевкам ухитрялось прокормиться скудным пайком сухих степей и полупустынь. Вот и кочевали сайгаки по бескрайним просторам Евразии. Летом — в клубах пыли и нередко при 40-градусной жаре, зимой — в 30 – 40-градусные морозы.
Сайгак уверен в своей безопасности, только когда он в стаде. Как и всякий степной зверь, он пуглив и осторожен. Когда стадо отдыхает, несколько наиболее сильных и выносливых особей исполняют роль дозорных. Своеобразно ведут себя звери, сталкиваясь с неожиданной опасностью. Вместо того чтобы немедленно убежать, сайгак делает скачок-свечку — вперед и вверх. Конечно, он теряет драгоценный миг для бегства, но зато окружающие его животные вовремя замечают врага и, в свою очередь, оповещают других сигнальными прыжками. Волна беспокойства прокатывается по многотысячному стаду, и вот оно с ревом и топотом сбивается вместе, чтобы через мгновение пуститься вскачь.
О другом возможном значении прыжков обычно не говорят — это переход на другой режим бега, когда сайгак как бы «подстегивает» себя. При смене неторопливого бега на быстрый галоп животные делают два-три прыжка, высоко подбрасывая переднюю часть тела и далеко выбрасывая вперед задние ноги.

Похожие записи